Новости

В сентябре 2017 года изменились правила выписки психотропных препаратов. Если раньше строго требовали рецепты только на препараты предметно-количественного учета, выписывающиеся на форме № 148 (номерные рецепты), а остальное можно было либо купить вообще без рецепта, либо особо не придирались ни к дате, ни к правильности оформления, смотрели и отдавали рецепт назад и покупать по нему можно было довольно долго и так часто как нужно, то теперь все иначе.

С 22 сентября 2017 года ни один психотропный препарат (ни антидепрессант, ни антипсихотик, ни нормотимик и уж тем более анксиолитик без соответствующим образом оформленного рецепта купить на территории РФ невозможно. Название препарата должно быть написано строго по действующему веществу на латинском языке .Например не феназепам, а Bromdihydrochlorphenylbenzodiazepine , не адаптол, а Tetramethyltetraazabicyclooctandione. Это очевидное издевательство и над врачами, у которых вскипает мозг после целого дня написания этой абракадабры, и над фармацевтами, которые должны это расшифровать. Пациентам того хуже - им нужно каждый раз получать новый рецепт, несмотря на то, что некоторые препараты они пьют уже не первый год. Очереди в мой кабинет увеличились в несколько раз.

Но, нам ничего не остается, как смириться с этими мягко выражаясь дурацкими правилами и выписывать рецепты по-новому.

Итак, все интересующие нас препараты делятся на 2 группы. Те, которые выписываются на бланках 148 формы и те, которые выписываются на бланках 107 формы. Отдельно напишу, что где и как.

Виды деперсонализации. Деперсонализация у детей. Примеры из врачебной практики

Немного истории

Впервые деперсонализация как болезненное состояние была описана в 1838 и 1840 году французскими психиатрами. Они считали, что деперсонализация – это вид раздвоения личности, характеризующийся отчуждением ощущений собственного тела.
В первой монографии о деперсонализации было дано описание 38 клиническим наблюдениям за больными, у которых наблюдались отчуждение их собственных как психических, так и физиологических реакций.
Сам термин «деперсонализация» появился в конце XIX века.

Виды деперсонализации

Деперсонализация была разделена на три формы:

Одним из значимых подтипов фобического расстройства является социофобия, то есть упорный необоснованный страх перед пребыванием в некоторых социально-значимых ситуациях.

Степень социофобии у разных людей может разительно различаться по выраженности и по тем негативным последствиям, которые данное расстройство наносит различным сферам жизни человека.
Социофобии присущи все характерные симптомы фобического расстройства: возникновение интенсивного чувства страха, сопровождающегося вегетативными симптомами при попадании в определенную ситуацию необходимости социального взаимодействия, тревога ожидания такой ситуации и уклоняющееся поведение, направленное на избегание подобных ситуаций. Человек осознает свою проблему, однако паническое состояние в значимых для него социальных ситуациях невозможно предотвращать и контролировать волевым усилием, оно является непроизвольной реакцией.

Сами ситуации возникновения социальной тревоги могут существенно разниться, ограничиваться публичными выступлениями либо достигать степени совершать любые действия на глазах незнакомых людей. Следует отметить, что некоторая степень тревоги перед единичными важными мероприятиями не является социофобией .Главным отличием от социального фобического расстройсства служит то, что люди, не страдающие им не практикуют избегающего поведения, а не смотря на волнение все же идут на социальные контакты, вызывающие неприятное состояние и способны преодолеть свою тревогу.

Фобическое расстройство - это возникновение сильного чувства страха, паники в каких-то конкретных ситуациях, обстоятельствах, связаны с определенными действиями и объектами. Список фобий, выявленных у различных людей достигает 300 разновидностей, но общим признаком того, что эти страхи являются симптомом фобического расстройства, а не иного психического заболевания являются следующие:

1) Как правило, можно отследить, выявить первый эпизод, когда человек, попав в определенную ситуацию испытал интенсивный страх, и далее испытывал подобное состояние в сходных ситуациях.

2) Состояние при контакте с объектом фобии можно описать как паническую атаку - то есть состояние интенсивной тревоги, страха сопровождается различными физическими, вегетативными нарушениями. Это может быть тахикардия, тремор рук, сухость во рту, тошнота, головокружение, потливость, покраснение или бледность кожных покровов, чувство жара или озноб, ощущение нехватки воздуха, шум в ушах, чувство, что возможна потеря сознания. Человек ощущает беспомощность, невозможность справиться со своими ощущениями и подобные состояния довольно мучительны.

3) Человека, страдающего фобическим расстройством, вне нахождения в пугающей его ситуации можно назвать психически здоровым, он нормально функционирует, не обнаруживает других признаков психических расстройств. Если это не так, то нужно разбираться, возможно наличие фобий как симптома других психических расстройств.

Критичность - это отношение к себе, к своему состоянию и поведению, умение оценить их с точки зрения соответствия сложившейся ситуации, в которой человек оказался, соотнести с действующими в обществе принципами морали и нормами поведения, принятом в коллективе, сообществе людей, в котором человек находится. Критичность подразумевает способность осознавать свои ошибки и заблуждения, предпринимать осознанные действия, направленные на исправление и недопущение в будущем подобного. Критичность является обязательным свойством нормальной психики.

При ряде тяжелых психических расстройств критичность постоянно или временно может утрачиваться. Грубо и в большой степени необратимо утрачивается критичность при тяжелых органических заболеваниях головного мозга, особенно при вовлечении лобных отделов, правой височной области. Временная, полная или частичная утрата критичности возможна на высоте тяжелых острых психозов.

Однако полная некритичность к поведению все же нечастое состояние в психиатрии и свидетельствует о далеко зашедшем процессе и встречается как правило у пациентов, не получавших своевременно адекватной терапии. Но частым явлением в психиатрической практике является избирательная некритичность в отношении своего психического состояния, к факту наличия психического расстройства - анозогнозия.

В современной России отношение врачей к пациентам обычно директивное, формальное, непартнёрское или просто неуважительное. М. М. Кабанов и др. называют также другую крайность отношений «врач – пациент»: «снисходительность, "похлопывание по плечу", обращение к пациенту на "ты" и только по имени (вне зависимости от возраста пациента и профессионала), то есть, по сути, – пренебрежение реальными нуждами и заботами больного…»

Исследования, проведённые в Великобритании в 1996 г., выявили, «что врачи стигматизируют психически больных в большей мере, чем это делает всё общество». Между тем общеизвестно, «насколько важным является полное доверие пациента к врачу. В очень многих случаях возникновение такого доверия может стать отличным профилактическим средством, что позволит даже при многих факторах предрасположенности человека к болезни уберечь его от обострения психического расстройства»

А. Финзен убеждён в том, что «психическое расстройство нельзя лечить, по крайней мере успешно, если одновременно не учитывать последствий отношения к данному вопросу со стороны общества»

Безопасность лития
По классификации FDA литий относится к категории D. это означает, что при его применении во время беременности продемонстрирован существенный риск для плода, однако в определенных ситуациях потенциальная польза от его использования может перевешивать этот риск.
Беспокойство по поводу ассоциации между применением препаратов лития во время беременности и врожденными аномалиями у ребенка возникли вскоре после их внедрения в широкую медицинскую практику, что привело к созданию Регистра младенцев лития (Register of Lithium Babies) - базы данных, содержащих добровольные сообщения врачей о влиянии пренатального воздействия лития на плод/новорожденного. Результаты первого анализа регистра позволили предположить, что у детей, матери которых во время беременности принимали литий, риск возникновения врожденных сердечно сосудистых эффектов, особенно аномалии Эбштейна, повышался в 400 раз по сравнению с населением в целом. Однако, в последующих исследованиях было показано, что частота этой врожденной аномалии при приеме лития составляет 0,05%-0,1% и превышает частоту ее развития в общей популяции не более чем в 20-40 раз. Таким образом, абсолютный риск развития врожденных аномалий сердца при применении лития во время беременности достаточно низок. Причем аномалии Эбштейна развиваются только в том случае, когда воздействие лития на плод совпадает по срокам с периодом формирования сердца в процессе органогенеза (преимущественно 3-6 неделя гестации).
При воздействии лития на плод во II и III триместрах возможно развитие зоба. На поздних сроках беременности и в перид родов вследствие изменений фармакокинетики лития повышен риск развития токсических эффектов у матери и плода/новорожденного.

Эпидемиология
Биполярное аффективное расстройство (БАР) - эндогенное психическое заболевание, характеризующееся чередованием аффективных фаз: маниакальных (или гипоманиакальных) и депрессивных, а иногда и смешанных состояний, при которых у больного одновременно наблюдаются симптомы мании (гипомании) и депрессии. Для БАР I типа (ранее маниакально-депрессивный психоз) обязательно наличие развернутых маниакальных состояний, в то время как при БАР II типа отчетливые депрессивные эпизоды чередуются с менее выраженными периодами подъему настроения - гипоманиями. Распространенность БАР может достигать 4 - 6,4%. БАР, как правило, возникает в млодом возрасте и продолжается на протяжении всей жизни, и относительно часто встречается среди женщин детородного возраста.
Диагностика и выбор фармакотерапии при БАР представляются достаточно трудной задачей в связи с различным типом течения заболевания и особенностями его течения у лиц разного пола в разные периоды жизни. Распространенность БАР I типа на протяжении жизни одинакова среди лиц обоего пола, в то время как БАР I типа чаще подвержены женщины. В частности у женщин диагностика БАР осложняется преобладанием депрессивных симптомов как в начале заболевания, так и на протяжении всей жизни.

16-летний парень Крейг страдает клинической депрессией. Проблемы подросткового возраста очень влияют на юношу. Родители несерьезно относятся к его проблеме. Они больше заняты своими делами, хотя и следят за состоянием сына. Крейг взволнован из-за учёбы: он боится провалить экзамены в элитную летнюю школу, боится не поступить в университет, остаться без девушки, не найти престижной работы и комфортабельного жилья.

В связи с накопившимися проблемами Крейг решает обратиться к доктору и делится с ним своими переживаниями. В итоге парню предлагают отправиться в психиатрическую лечебницу. Юноша думает, что ему просто пропишут лекарства и отправят домой, но врачи решают оставить его в больнице на пять дней.

Хадсон Милбанк — преуспевающий голливудский сценарист, который самым странным образом оказывается лишённым каких-либо эмоциональных чувств. Он меняет врачей, психиатров одного за другим, но ничего не помогает. Игра в гольф, уроки лесбийских упражнений, головокружительное количество таблеток помогают ему пережить очередной день, но не решают его проблем. Его друзья и коллеги делают все, чтобы вернуть его к жизни, но тщетно. Так продолжается до тех пор, пока Хадсон не встречает Сару, которая буквально врывается в его жизнь и он осознает, что к нему возвращаются чувства и появляется стимул для продолжения жизни…